Поручик Владимир Астафьев

“Возведен при поддержке
Российского Императорского Консульства
в Сингапуре”


В заброшенном углу давно упраздненного Христианского Кладбища на сингапурском Говернмент Хилле - сегодняшнего Форт Кеннинг Парка – стоит изящная группа надгробных памятников, слишком аккуратно, чтобы поверить, что они были первоначально там поставлены. Их стиль – античный и мрачный, как подобает их возрасту, в основном серые от дождя, сломанные, они стали гнездами для муравьев и тропических лишайников. Кроме одного.


Памятник поручика Владимира Астафьева, который бросается в глаза простотой белого мраморного креста и золотых букв, и сегодня показывает признаки ухода. Венок с цветами флага России был недавно возложен у подножия. Элегантно выгравированные буквы со свежей позолотой четко читаются на бело мраморе. Но нет никакой дополнительной надписи или маленькой таблички, чтобы сообщить нам, кто был поручик Астафьев или почему его жизнь закончилась так далеко от дома.

Кто был покойный поручик Императорского Русского Флота, который умер в Сингапуре в 1890 году, на 30-ом году жизни, в расцвете сил?


Во-первых, дата смерти: 1890. Старое Христианское Кладбище, освященное в 1834 году пятым епископом Калькутты, быстро заполнилось, и с 1865 года было закрыто для дальнейших захоронений. И действительно, архивные источники показывают, что поручик Астафьев был похоронен не здесь, а в христианском кладбище в районе Букит Тима. Со временем оно тоже было заполнено и закрыто, а земля была отдана тем, кто жив, и некоторые нагробные памятники перенесли в Форт Кеннинг Парк. Астафьевский памятник был одним из них.

Мы предполагаем, что поручик Владимир Астафьев был навигатором, потому что на обратной стороне постамента написано “поручик корпуса флотских штурманов”. На третьей стороне – надпись “Erected by the Care of the Imperial Russian Consulate at Singapore” (“Возведен при поддержке Российского Императорского Консульства в Сингапуре”), а четвертая сторона осталась пустой. Поиск в интернете на английском ничего не дает, но с поиском на русском картина начинает проявляться. Из ноябрьского номера 1975 года журнала Вокруг Света мы узнаем, что Стрейт Таймс на 24 октября 1890 года сообщил о захоронении поручика Владимира Астафьева со всеми военно-морскими почестями: “Гроб был драпирован в цвета российского флага. В церемонии принимали участие российский консул, экипаж английского крейсера «Порпоиз», офицеры и оркестр 58-го английского пехотного полка и другие офицеры армии и флота.”


Мы знаем еще немного о жизни русского морского офицера, волею судьбы оказавшегося в Сингапуре. У Корпуса Флотских Штурманов была независимая командная структура до 1885 года, когда он был распущен, а его сотрудники были включены в императорской флот. Поручик Астафьев был вероятно одном из последных курсантов старой штурманской школы. Известно, что он был членом экипажа русского крейсера «Адмирал Нахимов», одного из тех судов, которые должны были присоединиться к эскадре цесаревича, позднее Николая 2-го, последнего царя, состоявшей из трех фрегатов: «Память Азова», «Владимир Мономах» и «Адмирал Корнилов». В 1890 году готовилось большое путешествие членов царской семьи на Восток: в Египет, Индию, Цейлон, Таиланд, Сингапур, Японию и другие страны. И поручик Астафьев направлялся на зафрахтованном английском судне на Тихоокеанскую эскадру по месту службы, однако в пути он заболел тропической лихорадкой и был выписан на берег в Сингапуре. После двух месяцев, проведенных в госпитале на 23 октября 1890 Астафьев умер.

Московские архивы сохранили письма вдовы Астафьева — Ларисы Николаевны, жившей в Новгороде, на Большой Михайловской улице, которая спрашивала о всех подробностях, о последних минутах жизни мужа. Сохранились ответы генерального консула Артемия Марковича Выводцева, который недавно прибыл из Гамбурга в Сингапур; в одном из них он подробно описывает, как выглядит памятник-крест из каррарского мрамора. Кстати, именно по инициативе российского консула в Сингапуре на флоте была открыта подписка на сооружение памятника русскому моряку.

Это крест, который мы видим сегодня такой же свежий и яркий, как более века назад, когда он был воздвигнут. Мы хотим посвятить это краткое сообщение памяти поручика Астафьева и его вдовы. Тропическая лихорадка – это страшная болезнь, как тогда, так и сейчас.