Сон в летний день


Ланге, это – крупный холмистый регион на северо-западе Италии, земля крепких вин и людей, привыкших к тяжелому труду, арена многих войн, от наполеоновской кампании до партизанского Сопротивления.

В июле много лет назад, путешествуя по одной из дорог, которые поднимаются вверх по хребтам этих холмов, недалеко от города Сале-Сан-Джованни (“Сале” в названии, это – память о древнем соляном пути), я заметил каменную часовню, построенную в 1000 году. Деревянные двери маленькой церкви на вершине холма, окрашеного в яркий желтый подсолнухами, был закрыт, а заглянув внутрь можно было увидеть несколько древних фресок.





В то вермя, как глядя сквозь небольшие отверстия в стене, я гадал вслух о возможной истории часовни, со скрытой точки среди подсолнухов, как бы из ничего поднялся человек с соломенной шляпой на голове и палитрой красок в руках, как будто Ван Гог вновь появился в Ланге. Человек представился как Пьер (Петр) Чахотин, и направил меня в дом неподалеку, взять тяжелый железный ключ, который открыл двери церкви (“скажи им, что русский художник послал тебя”).


Войдя в часовню, Чахотин рассказал мне, как много лет назад, он и другие добровольцы обнаружили и восстановили эти фрески, ранее покрытые известью (потому что в течение столетий часовня, осквернённая, была также использована как конюшня), в частности фреску 15-го века изображающую Св. Анастасию Узорешительницу, чей культ был жив в прошлом, как на христианском Западе, так и на Востоке.

Художник рассказал мне, как после восстановления фресок по инициативе комитета, созванного во имя Святой Анастасии, две иконы, изображающие святую, во время югославской войны обошли Земной шар на борту космической станции Мир как предвестники мира.


К концу того послеполуденного времени образов и слов, когда я спускаля с холма, а часовня и художник исчезли из поля зрения, мне показалось, что эта неожиданная встреча была миражом, вызванным солнцем и впечатлением от того места; только вес железного ключа в руке связывал её с реальностью.


Спустя годы, случайно, я встретил то имя снова, Чахотин: оно было на обложке книги, написанной Сергеем Чахотином о катастрофическом землетрясении, которое в 1908 году опустошило города Мессина и Реджо-ди-Калабрия, и погубило около 160 тыс. человек (источник: Michele Squilliaci: Il disastroso terremoto e maremoto in Sicilia e Calabria del 28 dicembre 1908).



Сергей Чахотин был действительно уникальным человеком: учёный, соратник Рентгена – первооткрывателя Х-лучей, ассистент И.П. Павлова, а также анти-нацистский пропагандист в Германии 1930-х, друг Эйнштейна и основатель Движения за Мир.

Он был таке отцом художника Петра.

В 1908 году Сергей был в Мессине, и он был погребён под развалинами дома, где жил и который был разрушен в результате землетрясения. Ему удалось выйти, выкопав проход через завалы.

Святую Анастасию на русском называют Узорешительница, та, которая освобождает от уз, значит и защитница тех, кто, в частности, остались погребёнными под развалинами, вызванными землетрясением.

В этой точке круг замыкается.

Если, конечно, все это было на самом деле не просто сном в летний день.